Главная Контакты

Новости
из типографии

Новости

20.10.2017
Ученые раскрыли тайну гибели Древнего Египта
Цивилизация Древнего Египта пала из-за вулканической активности, которая повлияла на
18.10.2017
Джорс Сондерс стал обладателем Букеровской премии
Обладателем Букеровской премии за 2017 год, стал американский писатель Джорс
17.10.2017
Опубликован баттл Оксимирона и Dizaster с русским переводом
В сети появилась запись рэп-поединка российского рэпера Оксимирона и американского
17.10.2017
В Иерусалиме археологи обнаружили древний римский театр
Во время раскопок у Западной стены в Иерусалиме обнаружен римский
14.10.2017
Опубликовано видео с лидером Linkin Park незадолго до смерти
Выпуск шоу Carpool Karaoke с Честером Беннингтоном сняли менее чем
Все культурные новости

ISBN 978-9984-816-08-1
448 страниц
130х200 мм
твёрдый переплёт

Иллюстрация: Елена Ермакова

«Следи за собой, будь осторожен…» — эти слова из песни Виктора Цоя как нельзя точно характеризуют действия и поступки абсолютно всех персонажей романа. Живем ли мы в лучшем из миров? Или, как обычно, заблуждаемся? Кто знает?.. Но, думается, нам с вами повезло гораздо больше, чем людям, жизнь которых полностью подчинена навязанной кем-то свыше игре. Правила ее просты, а малейшее нарушение карается смертью. Но однажды придет тот, кто скажет страждущим: «Живите! ». Обычный человек, он попытается облегчить бремя игры и дать людям надежду. Будет ли его вина в том, что всех спасти не удастся?

Правда вообще очень грустная штука
«Живи! »



Всякую хорошую книгу можно сравнить с часовым механизмом, который тщательно, деталь за деталью, собирал часовщик-автор, неделями выверяя расстояния и размеры.

Читать такую книгу — всё равно, что рассматривать тот самый механизм под прозрачным футляром часов, вроде бы и не видно всего, и не каждый поймёт, как что устроено, а сомнений нет — механизм работает исправно, часы получились отменные, врать не станут.

«Живи! », бесспорно, книга хорошая. Но только устроена она совсем иначе. Представьте, будто прямо на улице два сорванца устроили диковинное представление: взялись собрать часовой механизм у всех на виду. Публика смотрит с недоверием, уж больно молоды мастера, да и развлечение непривычное. Шестерёнки, болтики, колёсики, пружинки и анкеры неаккуратно рассыпаны перед часовщиками, которые берут их не глядя, рисуясь и важничая, и ловко находят для каждой детали своё место в механизме. Если подойти поближе, можно рассмотреть, что все эти шестерёнки и пружинки очень разные, какие-то явно успели уже отмерить время в других часах; есть и удивительные и ни на что не похожие, — новёхонькие, блестят странно и непривычно.

Наблюдать за работой часовщика — развлечение не для всех. Довольно скоро публика начинает скучать, некоторые позёвывая уходят, другие отмечают, что мастера работают порой до ужаса неловко, и пророчат им неуспех. Не слишком ли много деталей? Зачем столько анкеров, когда хватит одного? А эти шестеренки, не слишком ли велики?

Впрочем, многие следят за представлением с интересом. Пусть ребята и ошибаются иногда, даже роняют детали прямо на мостовую, а зрелище всё равно завораживающее. Один начинает вдруг жонглировать шестерёнками, второй подмигивает и достаёт какие-то детали прямо из рукавов. Действуют они слажено, улыбаются обаятельно. Ошибки и некоторую скованность движений тут же хочется простить и забыть.

Но даже тех, кого это удивительное зрелище увлекло, беспокоит один вопрос: пойдут ли часы?

Вернёмся в реальный мир, где нет ни часовщиков, ни публики, ни даже вас, а есть только я — какая-то девочка, которая читает в метро роман «Живи! ».

Написана книга мастерски, авторы умеют и любят работать со словом, уверенно создают яркий, живой мир, который не читаешь, а видишь, чувствуешь и иногда даже слышишь. При этом авторы время от времени экспериментируют без всякого стеснения, и эксперименты эти прекрасны — например, Первая рисованная глава. К сожалению, чувство слова как будто изменяет им иногда и среди полновесных, густых, ярких первых глав и прояснений случаются словно написанные в спешке, схематичные и неаккуратные.

Роман устроен таким образом, что сюжет как бы течёт сам по себе, незаметно и ненавязчиво. Он позволяет рассмотреть мир книги, героев, множество мелких деталей со всех сторон и убедиться, что все персонажи — настоящие живые люди.

В сюжете достаточно слабых мест, которые я перечислять не возьмусь, но самое неудачное, на мой взгляд, — подводка к кульминационной сцене на площади. Возникает впечатление, что авторы просто не знали, как же собрать всех в нужном месте в нужное время. Потому герои просто появились там, куда им было велено прийти.

Впрочем, как я уже говорила, сюжет в этой книге — не главное. Что же до главного, то здесь замечательная штука получается: «Живи! » очень яркий пример книги, в которой не важно, что же именно хотел сказать автор. Она достаточно многогранна, чтобы читатель мог не обращать внимание на такие мелочи. Это, я считаю, серьёзное достоинство (хотя зачастую такое случается помимо воли автора).

Совершенно не удивительно, что отзывы на «Живи! » очень противоречивы. И дело не только в том, что авторы не ставили перед собой цель развлечь кого-то, и время от времени так увлекались формой, что забывали о необходимости поддерживать внимание читателя. Дело ещё и в том, что «Живи! » — не совсем фантастический роман или даже совсем не фантастический. Те, кто не знал об этом заранее, вероятно будут разочарованы.

Но вот вопрос: заработал ли механизм, собранный сорванцами-часовщиками? Движется ли секундная стрелка или это солнечный луч отразился в стекле? Нет, вам оттуда не рассмотреть, придётся самим подойти поближе и полюбоваться на работу мастеров. Читайте!

Катерина Довжук

Мне кажется, одним из показателей хорошей книги является непрерывность её чтения, когда не хочется отвлекаться от неё даже на заваривание чая, а пирожные ешь, как тот Шурик-студент над конспектом — не глядя и с горчицей.
Неделю я мурыжила книжку, написанную двумя девушками (или книжка мурыжила меня). Я была как те мыши, которые «плакали, кололись, но продолжали есть кактус», — охотно прекращала чтение и занималась другими делами, но почему-то не отбрасывала её совсем и не начинала новую.
И тут ко мне попала книга «Живи! », написанная двумя молодыми людьми.

Честно говоря, начинать читать её было страшновато: недавно мною был написан вполне положительный отзыв на рассказы Данихнова, и я боялась «сглазить». Тем более, книга написана в соавторстве, а моя читательская практика показывает статистическую редкость удачных совместных работ на непостоянной основе (Стругацкие, Олди и Дяченки поэтому не в счёт). Имя Артёма Белоглазова для меня новое и неизвестное.
Перед сном решила глянуть всё-таки одним глазком — как там вообще в книжке, что за мир, что за человеки…
Одного глаза оказалось мало, и за полчаса до начала моего рабочего дня меня растолкал сын: «Мама, а тебе на работу не надо? Ты уже в отпуске? » Красилась за рулём, кофе пила на работе. Обложилась умными бумажками и между ними втихаря, как двоечник на последней парте, читала книгу.
Ну что я могу сказать.
Соавторство получилось, и книга удалась.

Кто-то — человек-тень, инопланетянин, Бог, дьявол, — сидя на табуретке в обычной кухне, в космическом корабле на орбите Земли, в раю или аду, увлёкся детской считалочкой:
— Лишь коснёшься ты земли,
быть по-моему вели!
И велит он игру.

«Это всего лишь игра... Не ищете в ней смысла, только правила. Это не ваша игра — моя. Весь мир для вас — ловушка... Так вот — теперь это ваша жизнь»

Можно было бы отнести эту книгу к жанру пост-апокалипсической фантастики. А что, антураж налицо: апокалипсис — «игра», люди погибают, оставшиеся учатся жить по-новому. Да только всё не так просто, ведь фантастика — это реальность, изучаемая с другого ракурса, и показанная катастрофа мира случилась с ним не когда-то в необозримом фантастическом будущем и где-то в альтернативной фантастической Европе, а случается здесь и сейчас. И не имеет значения, кто затеял игру (недаром у этого существа множество лиц, и верное — неизвестно). Книга не о выживании, а о любви и понимании, творчестве и таланте, страхе и выборе, жизни и смерти, в общем, о нашей жизни.

«Страшно наблюдать, как гибнут люди, но еще страшнее видеть, как меняются моральные ценности, а они меняются — всегда, непрерывно, даже если ничего с миром не случается»

Книга написана очень по-разному, каждая глава имеет свой стиль, тембр и ритм. Меняется повествование — от первого лица, в третьем лице. Меняются времена глаголов — настоящее, прошедшее. Меняются жанры — фантастика, мистика, сказка, сюр, мелькают тени детектива и хоррора. От этих смен то погружаешься в мир и отождествляешь себя с ГГ и его чувствами и мыслями (ну, или хотя бы рядом находишься), то смотришь отстранённо и со стороны, как фильм в открытом летнем кинотеатре. Всё это вместе, как цветные разноугольники геометрической мозаики, составляют интересную картинку.

Выбивается из общего ряда глава «Первое любовное прояснение». Любители SF, конечно, в зависимости от характера, повозмущаются, поиздеваются или похохочут над хроно-дивайсом, работающим на заговоренном опиумном настое, «Тихая история» про хроноскоп, любовь и серебряный дождь — сказка о счастливой любви, — и только дочитав главу, вспоминаешь, что авторы честно предупреждали и о сказке, и о не-SF. «Фантастика, она ведь, как и вся литература, не о теориях и железяках — она о человеках» (Александр Громов). Но вот как раз «о человеках» в «первом любовном прояснении» не получилось — просто как Станиславский, не веришь в этих персонажей и в эту любовь.
Но это единственное слабое место в книге, по моему мнению.

Остальные герои (вот не персонажи, а именно герои) книги выписаны ярко и узнаваемо — это твои соседи, школьные друзья, случайные попутчики, твои демоны и ангелы. Путаная хронология, извилистые тропинки сюжета, мысли о вечном и важном — это как раз та книга, которую хочется читать, не прерываясь.

Человечество на ходулях, человечество на краю бездны, прыгающее с камня на камень — очень сильный образ. Верёвочные лестницы страха, шаткие мостики любви, ходули таланта… Отбрось их. Выпусти из рук перила. Ступи босой ногой на тёплую землю. Иди. Живи!

Ирина Чиса

Вдвоем на трех стульях
Одну и ту же историю можно рассказать по-разному. Например, в простом повествовательном ключе — так написана большая часть современной российской фантастики. Можно сосредоточиться на философском содержании каждого эпизода, подробно растолковывая его в комментариях и отступлениях. Или оперировать исключительно символами, когда любое событие становится метафорой чего-то совсем иного.

Авторы романа попытались усидеть сразу на трех стульях. Книга начинается довольно многообещающе. «Черный человек», появившийся одновременно на экранах всех телевизоров планеты, объявляет, что каждый коснувшийся земли умрет, обратившись в стаю мертвых мотыльков, ворох листьев или облако тумана. Заметно поредевшее человечество надевает ходули, строит дома на деревьях и учится жить по новым правилам — но там, где кто-то теряет, кто-то находит: главный герой и горстка других людей обретают способность одним словом избавлять сограждан от самых запущенных болезней. И, разумеется, тут же становятся объектом травли со стороны исцеленных... Бегству героя от преследователей и поискам его младшей сестры посвящена авантюрная линия сюжета. Главное же философское содержание — очередная попытка понять волю Творца, постичь его тайные пути. Почему на одних он насылает мор, а других благословляет? Кто такие целители — святые или слуги антихриста? Ну, а чтобы жизнь читателю не казалась медом, текст перенасыщен вставными историями и символами.

Соблюсти баланс между тремя составляющими очень непросто — особенно для начинающих. Роман страдает рыхлостью композиции, некоторые линии откровенно притянуты за уши, никак не влияя на магистральный сюжет или эволюцию характеров персонажей. Встречаются и банальные логические нестыковки: например, крылья демона из снов главного героя сперва «волочатся по земле, собирая грязь», а затем мы узнаем, что падший ангел стоит «посреди бескрайнего заснеженного озера».

Итог: роман не то чтобы совсем никудышный, но уж больно неровный. И если Артему Белоглазову, только дебютирующему в крупной форме, это еще простительно, то для Владимира Данихнова, выпустившего первую книгу в 2005 году, новое произведение — явный шаг назад.

Василий Владимирский «Мир фантастики»

Другие книги серии «Fa»

Цветная ночь  /  Точка встречи  /  «Данайцы»  /  Плюшевые самураи  /  Цветной день  /  Книга темной воды  /  Корабельщик