Главная Контакты

Новости
из типографии

Новости

18.01.2020
Умер "титан фантастики" Кристофер Толкин
Скончался первый картограф вселенной «Властелина Колец», наследник легендарного Джона Толкина.
16.01.2020
Стивена Кинга раскритиковали за высказывания об "Оскаре"
Автор в своем Твиттере сказал, что «только качество фильмов» имеет
15.01.2020
Глава Шмот: Почему фараон хотел уничтожить только мальчиков?
Мальчиков фараон хотел уничтожить физически, а девочек духовно.
12.01.2020
В Абу-Даби состоялась первая в истории церемония брит мила
Также, Абу-Даби в настоящее время строит первую официальную синагогу в
12.01.2020
Свидание с “Несчастным случаем” - уже совсем скоро!
Свидание с группой «Несчастный случай» состоится 23 января, в клубе
Все культурные новости

ISBN 9984-9872-1-3
448 страниц
130х200 мм
Твёрдый переплёт

Иллюстрация: Эрик Брегис

Героя, который в разных мирах становится студентом и бродягой, бизнесменом и бандитом, священником и даже сверхъестественным существом, ждут самые захватывающие приключения — такие, какие он только может вообразить. Но, хотя все похоже на сон, жизнь героя более чем реальна.

Мы хоть и не профессора, но и не дурные ребята. У Сомика даже четверка по физике была. Он у нас отвечает за техническую часть. Банан и Черный будут на подхвате. Я, как всегда, — руководить. Потому что, хоть мне четверку по физике и не ставили, соображаю я лучше их всех. И идея с банком мне понравилась. Не новая идея, но хорошо проработанная.
Фишка в чем? Есть у нас банк коммерческий. Стоит он на главной улице, но место не слишком людное. Можно даже сказать, совсем безлюдное. Тачки только ездят, да и то нечасто. И от «серого дома» далеко.
Раньше как было? Стоит охранник с автоматом на входе, кто входит, выходит, он тех внимательно осматривает. Палец хоть и не на спусковом крючке, но подозрительных ребят на мушку возьмет в случае чего. А мы — самые что ни на есть подозрительные ребята. По лицам видно — не мажоры.
Теперь в этом банке система другая. Впускают и выпускают всех только по часам. Ну, не всех, естественно, а тех, кто там работает. Управляющий-то заставляет их мантулить до восьми-девяти вечера. Работы, как всегда, много, людей мало. Ну, и что за радость людям, до девяти вечера рогом упиравшимся, еще и ждать, когда их на волю выпустят? Просятся они, чтобы им невовремя дверь открывали, а их не пускают.
Поэтому, когда дверь открывают, они такой толпой ломят — только держись! Шум, суета. И если надо кому войти, то тоже заходят в это время. Водители там, охранники, которые запоздали.
По часам банкиров выпускают потому, что дверь открывают, когда приезжает и снаружи дежурит машина с ментами. Это в теории. А на самом деле — один день менты каждый час приезжали, второй… Им за это деньги платят, понятно… Но мы все ж таки в России живем, не в Америке и не в Швейцарии. Видят менты, ничего не происходит, приезжают они, или нет. И бензин дорогой. Если много не ездить, сэкономить можно, в свою машину личную потом залить. Поэтому появляются они вовсе не каждый раз. А в половину десятого у них что-то вроде развода. Поэтому в девять вечера ментов почти никогда и не бывает. Черный проверил, несколько дней отдежурил…
Подъехали мы, стало быть, на угнанной «пятерке» к банку. Ну, не к самому банку, за двести метров остановились. Сомик с Черным в боковой переулок порыли, делишки наши обстряпывать. А мы с Бананом к главному входу направились. Там кустов понасажали — в человеческий рост. И днем ничего не видать. Стоим, ждем, чулки в руках мнем, которые на голову натягивать будем.
Хорошо, что я и Банан не курим. Спортсмены, все-таки, не уголовники. Сигарета маскировку нарушить может. И окна в подсобке охранников открыты. Учуют дым, заинтересуются: кто под окнами дымит? Хотя не мы одни стоим. Вон и мужик прямо под фонарем устроился. Жену встречает. Беспокоится.
Только зря беспокоится. Мы не беспредельщики какие, не уркаганы. Трогать никого не будем. Даже охрану мочить не станем. Мокрое дело — кому оно надо?
Фонарь горит, хотя Сомик с Черным сами догадываетесь, куда пошли. Я Сомика по трубе набираю, он уже на месте. Остаемся на связи. Дорого, конечно, да куда денешься? Что нынче дешево, кому легко?
Дверь скрип-скрип, дамочки из банка выходят. Мы с Бананом, как радостные мужья, им навстречу, чулки на голову по ходу натягиваем. Типа холодно нам. Все равно видно паршиво, в чулках мы, или это шапки у нас такие. Мужик этот, из-под фонаря, тоже к двери направляется, женушку обнять.
На ходу я Сомику командую: давай! Мы с Бананом, конечно, не мажоры, но на работяг вполне тянем. Что, думаете, в банках только дочки и жены начальников работают? Те, кто до девяти вечера с восьми утра сидят, — как раз самые простые тетки.
Тут бац — неожиданность. Фонарь потух. Да не только фонарь. Во всем квартале свет отключили. Надо же, как некстати! Только охранник внутри к телефону потянулся, как смотрит: и телефон не работает. Хотя телефонная подстанция на другом конце города и на связь отключения электричества никак не влияет. То, что у нас на фейсах чулки, никого уже в принципе не трогает — других проблем хватает.
А все ведь не случайно получилось! Просто Сомик сейчас как раз электроподстанцию курочит, да так, чтобы часа три свет сделать не могли. Лишь бы током его не долбануло. А Черному самая простая работа досталась: кабель телефонный топором перерубить. Правда, в люк канализационный залезть пришлось, ну так зато безопасно совсем. И не видит его никто.
Мы с Бананом дамочек расталкиваем, охранник что-то шевелиться начинает, да только не будет же он в своих из автомата палить? А стоят все густо. Я между тем перцовым аэрозолем ему в морду. И с левой добавил — чтобы наверняка.
Дамочки завизжали, всполошились. Банан последнюю вышвырнул на улицу, чтобы панику не создавать, да дверь стальную и захлопнул. Автомат из-под косухи вытащил. А я тот, что у охранника был, забрал.
Второй дежурный, как крыса, в темноте сидит. И, слышно, жрет что-то. Вряд ли секретные документы. Когда мы вошли, он как раз обедал. Кусок большой откусил. Выплюнуть — жалко, да и неудобно, вроде, на пол в общественном месте. Проглотить не может. Вот и приходится чавкать. Оно боязно, что кто-то снаружи шумит, но что на банк напали — не верится, как я и говорил.
Автомат у этого охранника в сторонке стоит. Не будет же он с автоматом наперевес жрать! Это все Банан через полноценный прибор ночного видения наблюдает, ну а я в простой инфракрасный прицел смотрю. Не на автомате у меня прицел, просто в руке его держу. Не очень-то удобно с прицелом, но стоит он дешево, и купить такой проще. Не то, что прибор, который у Банана.
Ну, Банан резко охранника связал — тоже по кумполу, конечно, двинул, для надежности. Потерпит мужик, и спрос с больного меньше будет... А я — на второй этаж. Главного ловить. Который нам сейфы откроет. Разведка в лице Черного показала, что он сегодня ночевать у себя в банке будет. У него рядом с кабинетом и конура оборудована, чтобы прикемарить часок-другой, если на ночь на работе задержишься. Это уже Сомик, как самый деловой, на прием к нему записывался, да все и разузнал, пока в приемной сидел.
С улицы гомон какой-то доносится. Я трубку из кармана достал, у Сомика спрашиваю:
— Что делается?
Деньги капают, да трубку я все равно отключать не стал. Сомик на всех парах к входу мчится, сопение слышно. У него трубка крутая, GPRS, подключение к Интернету, чтобы по порносайтам лазить, хиты свежие скачивать. И наушники с микрофоном, типа за рулем ездить и разговаривать. Ну, за рулем можно и так поговорить, а сейчас пригодилось. Он меня всегда слышит, а я его — только когда трубку к уху поднесу.
— Все путем, — говорит. — Ментов пока не видно. Только телки у входа собрались, шумят.
Ладно, пусть шумят. Я уже на второй этаж поднялся. Автомат на руке болтается, пистолет за поясом. В одной руке — труба, в другой — прицел. А без прицела — хоть глаза выколи, ничего не видно!
Аккуратно, прицел опустив, я дверь в приемную открываю. Может, у них там охрана с фонариками. Нет, все темно. И людей нет. Это я уже через прицел выяснил. Следующая дверь. Тут Сомик в трубку орет, как резаный:
— Кит, тут телки сговорились все-таки ментов вызвать. Половина считает, что их охранник вышвырнул, когда свет отключили. Проклинают его, на чем свет стоит. А одной померещилось, что вы в банк зашли. Они на всякий случай хотят в «серый дом» позвонить.
— Пусть звонят, — тихо говорю я. — Откуда они позвонят? Телефоны все отключены. Ты не ори, я уже почти на месте.
— Да тут у них у каждой трубка, — объясняет Сомик. — Крутые.
— Ну, вы там с Черным на что? Соберите.
— Визг поднимут. Нежелательно.
— Ты меньше рассуждай, Сомик! Действуй по обстоятельствам. Обещай им, что потом отдашь. Через полчаса.
Трубку я опять в карман сунул. Следующую дверь открываю. Кабинет. Большой. Рыбки в аквариуме плавают. А банкира нигде нет.
Я из угла в угол. Под стол заглянул. Нет! Что ж он, успел уже свалить куда-то? Где там дверь в его кильдим, о котором Сомик рассказывал?
И тут я понял, что кое-что и без прицела вижу. Окна у банкира в кабинете, конечно, большие, а небо еще светится. Совсем чуть-чуть. И в дальних домах, в которых электричество не отключили, окна горят. Но тут дело другое. Дверь я в его подсобку увидел. Из-под нее свет пробивался!
Ну, мне долго готовиться не надо. Безоружных избивать — не для меня. А вот табаш¹- это клево. Посмотрим сейчас, чего банкир стоит!
Прицел я в карман спрятал, автомат за плечо закинул — чужое оружие, которое не пристрелял, только по крайней нужде использовать можно. А достал из кобуры свой верный ТТ — пусть смеются любители крутых пушек, лучше ТТ для дела и для ближнего боя нет — и дверцу-то в кильдимчик банкирский распахнул.
Думал, банкир там, как крыса, стволами ощетинился, сейчас палить начнет. Поэтому дверь открыл, а сам в сторону отступил. Спешить нужно с умом. А банкир спокойно так и говорит:
— Что вы там возитесь, Миша?
Ну, думаю, совсем нюх потерял, суслик позорный! Заглянул в комнату. Банкир в кресле сидит, свечку запалил, и бумажки какие-то смотрит. Даже глаз на меня не поднимает. Ни пушки, ни ножа в руках. В углу вешалка стоит, вполне подходящая, чтобы ее покрепче ухватить да драться — а он и не посмотрел в ее сторону. Видно, крепко в своих охранников верит. А стол у него почти такой же, как и в кабинете. И зачем ему два одинаковых стола? Не иначе, оптом брал, по дешевке.
— Ну-ка, — говорю, — крыса бумажная, руки на стол! И не верещи — не поможет.
Поднял на меня банкир глаза и вижу — бледнеет. Хоть при свечке и не очень-то заметно должно быть, рожа у него просто белым светиться начинает.
— Вы кто? — спрашивает.
— Конь в пальто! Пошли в сейф, банкиренок!
Действительно, я думал, тут чувак серьезный, финансовый волчара, а этому и тридцати нет. Может, на год-другой меня старше, а то и моложе.
— Что вам надо?
Думаю, сейчас в ящик за пушкой полезет. Не может быть, чтобы такой воротила без пушки ходил. Но сидит в рубашке, без пиджака, кобуры не заметно. Значит, в ящике. Хотя, опять же, его торпеды охраняют, зачем ему самому с пушкой светиться, ментам за разрешение платить?
Однако ж обошел я банкира, в сторонку его вместе с креслом отодвинул, а сам в верхний ящик стола — где, как не там, оружие держать? Разве только в тумбочке.
Волыны в ящике не было. А были там бабки. Самые настоящие, в пачках. Не доллары, правда, рубли. Но было их много. Пачка тысячных, две пачки пятисоток, ну и сотенных — куча. Это ж надо, какой дятел — бабки в столе держит. Хотя, может быть, для него это и не бабки — так, мелочь разменная? Что же он тогда в сейфе прячет?
Скинул я со спины специальный рюкзачок — Сомик их притарил, чтобы было в чем бабки уносить — и из ящика все в него высыпал. Рюкзачок хороший, крепкий и вместительный. «Камелот» английскими буквами написано. Фирма, что ли? Сомик радовался, что мы теперь вроде как рыцари с этими рюкзаками. Что, рыцари в этой фирме тарились? У меня как-то другие брэнды на слуху…
Пачки в рюкзаке утонули — словно и нет их. Это в столе их много казалось. Ни разу столько деревянных разом не видел. У меня в гринах дома, может быть, и не меньше лежит, но все равно впечатляет.
— Вы грабители? — подал голос банкир.
— Нет, Робин Гуды, — хмыкнул я. — У богатеньких забираем, бедным раздаем.
— Я сам помогаю бедным. Кому вы намерены сделать пожертвования?
Похоже, банкирчик не слишком-то на понты сел. Да и то — что ему бояться? Убивать его ни к чему, вклады застрахованы… Или в себя он так верит?
— Мы бедные, друган. Мы, — ответил я ему. — Или по нам не видно? Пошли в сейф. Ключи у тебя есть?
— Ключи есть. Деньги достать не удастся.
— Это типа как? — поинтересовался я. — А если мы тебя на кусочки порежем?
— Не надо меня резать. Я ключи отдам, сейф покажу. Только на нем замок электромагнитный. Не откроется без электричества. А как электричество включится, сигнализация сработает. Ночью сейф открывать не положено.
Опа! Это-то мы и не продумали! Слыхал я, что такие заморочки встречаются. Но такой резкий облом…
— Не откроешь дверь — пристрелю!
Сам говорю, но понимаю, что обламываемся мы на месте. Взрывчатку нужно было брать. И подрывника. Среди нас спецов нет.
Тут еще труба в кармане заверещала. Сомик отключился, потом опять меня, выходит, набрал.
— Слышь, Кит, тут такая потеха идет… Телки пытаются по мобилам ноль два набрать…
— Не пойму, что прикольного, — буркнул я. — Почему вы до сих пор мобильники не собрали?
— Зачем? — фыркнул в трубку Сомик. — Они ведь так и набирают: ноль два. Кто особенно продвинутый — с кодом города. А не набирается. Пятизначный номер ментовки знать надо. Но они об этом даже не догадываются.
— Ты там не особо хохми. Какая-нибудь знакомым домой позвонит, они перенаберут. У нас народ башковитый. Даже бабы. Или патрульную машину по-простому остановят. Менты мимо ведь ездят иногда? Держи связь.
Сунул я трубку в карман, банкира тычком к выходу направил. Мы соображали, где у него сейф должен стоять, но пусть дорогу показывает…
И тут банкир, приметив, что я пистолет опустил, и автомат вместе с рюкзаком за спину закинул, как двинет меня ногой! Даже попал, сволочь. В бедро.
Может, конечно, для его дружков это и был неотразимый удар. Но меня и ломом в свое время били, и битой, и клюшкой для хоккея на траве. А уж ногами сколько раз — и не сосчитать. И друзья, и враги. Видно, банкиренок крутым себя возомнил. На какое-нибудь айкидо ходил. Но и я не лох, к тому же, не бумажки со стола на стол перекладываю, а тренируюсь каждый день, можно сказать, в боевых условиях.
Рубанул я этого ушуиста от души, в рыло. Он и блок поставить забыл. Потом еще пару раз сунул по ребрам, для верности, но чтобы не вырубился. Упал банкиренок на пол, чуть свечку не задул, подвывает. Метнулось пламя и вновь разгорелось. А я приставил ему ствол к башке и популярно объясняю:
— Последняя твоя выходка была. Если не наберем мы в твоих сейфах миллион, дырку тебе в голове сделаю. Ты на меня руку поднял, обидел. Я тебя до этого даже не бил.
Сник банкир, понурился. А я еще кое-что вспомнил. На любом уважающем себя предприятии «черная касса» бывает. Не знаю, как там в банках, но и банкиры тоже люди. Где-то он свои бабки хранит? Не в общем же сейфе? И не под подушкой. На рабочем месте, в заначке.
— Показывай, где у тебя сейф в кабинете!
— Нет сейфа. Видел же — в ящике деньги держу!
— Вот только гнать не надо. И самым хитрым себя считать. Ты что, сам в конуре убираешь? Или так уборщице доверяешь, что у тебя штуки по полу рассыпаны? И деньги не в гринах держишь?
— У меня деньги в деле. И на счету.
Звезданул я его еще раз, вскользь, по тому же уху, что и раньше. Он аж взвыл.
— Сейчас Апельсин поднимется — мы тебя на чистую воду выведем.
Это я Банана имел в виду. Не буду же я банкиренку его настоящее погоняло сдавать? Убивать мы его не собираемся. А Банан и правда резкий. Увидит, что фуфло гонит — живого места не оставит.
Банкир к стеночке подошел, кусок обоев в сторону отодвинул, а там у него дверца. Достал из кармана ключи, открыл, только руку совать туда стал, я ему шею прижал. Может, в сейфе у него пушка?
Тут сзади шорох раздается. Я быстро банкирчика перехватил, от двери им загородился, фигуру на прицел взял. Но фигура знакомая. Банан.
— Да вы базарьте, я не помешаю, — говорит.
— Вот и Апельсин, — объяснил я банкиру. — Апельсин, проверь, что там в сейфе!
Полез Банан в сейф, скинул в свой рюкзак несколько пачек гринов.
— Штук пятьдесят, — докладывает. — И браслет золотой. Наверное, шмаре своей прикупил.
— Или в залог у хорошего человека взял. Нажиться хочет, сволочь.
— Залог, — признался банкиренок. — Меня за этот браслет убьют… Браслет одному авторитету принадлежит. Он и вас достанет…
— Ты нас не пугай. Мы тебя раньше убьем, если что не так. Но браслет можешь выкупить. Двадцать штук гринов — и он твой.
— Да мне его под залог пяти тысяч дали… И то — не стоит он столько.
— Ну и не плачь, что убьют. За такие деньги богатых буратин не убивают. Ты больше заплатить можешь. Пошли к главному сейфу. Будем открывать.
Побрели по коридору, вышли на лестницу. Темно. Я прицел свой достал, Банан в прибор смотрит да твердой рукой банкира направляет. Тот спотыкается, зубами скрипит. Бросил через плечо:
— Повезло вам, Робин Гуды. Я только «Шевроле» продал, что у главного входа стоял. Видели, небось? И кредит одному пацану собирался без бухгалтерии дать. Так бы вам пара тысяч в лучшем случае обломилась. Деньги в деле.
— Видел я «Шевроле», — поцокал Банан. — Классная тачка. Себе бы взял, да денег нет. Потому к тебе и пришли.
Тут у меня в кармане опять мобила заверещала. Я этого Сомика убью! Опять с какими-то приколами лезет…
— Менты, — коротко сообщил Сомик. — С мигалкой к главному входу подъехали. Бабы их обступили, что-то доказывают. Один кулачищами в дверь стучит. Грохот даже сюда слышно.
— Менты, — повторил я для Банана.
Мы прислушались. Действительно, внизу громыхало железо.
— Допрыгались, — нагло сообщил банкиренок. — Что ж, не зря я вневедомственной охране деньги плачу. Теперь вас повяжут.
— Рано радуешься, — сказал я банкиру.
— Я не радуюсь, — отозвался из трубки Сомик. — Этих ментов мы, может, и положим. Но тогда сюда другие примчатся.

Страницы: << < 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, > >>

Другие книги серии «ЗС»

Чужое  /  Гофра